Газета «Вера»-«Эском». Удержать на краю бездны — Город без наркотиков

Газета «Вера»-«Эском». Удержать на краю бездны

В последнее время многие люди ждут конца света, думая, что какие-то глобальные катаклизмы в ближайшем будущем сотрут с лица земли всё человечество. Но мы вполне можем погубить себя сами, в том числе через наркоманию и пьянство, если эти пороки и дальше будут расти в той же геометрической прогрессии, как и сейчас.

Эпидемия наркомании за последние годы захлестнула Россию: из крупных мегаполисов расползлась по окраинам нашей страны, серьёзно поразив даже сельскую глубинку. Чтобы понять масштабы трагедии, вовсе не обязательно приводить какие-то цифры, тем более что никакая статистика точных цифр назвать не может. Достаточно утром обратить внимание на шприцы в своём подъезде. Их можно увидеть и по пути на работу: вдоль пешеходных дорожек, в скверах, парках, около школ и других учебных заведений. Дворники всё это выметают, но за ночь они появляются снова и снова.

К сожалению, до сих пор все государственные меры, направленные на борьбу с этим пороком, не дают заметных результатов. Наркоманов становится всё больше. Как ни странно, но эффективней государства с наркоманией борются сами же наркоманы – бывшие, сумевшие избавиться от этого пристрастия – в созданных ими же самими центрах реабилитации. Предлагаем беседу нашего корреспондента с директором благотворительного фонда «Город без наркотиков» в г. Ухте (Республика Коми) Анной Фроловой.

– Анна Александровна, как возник ваш фонд?

– Восемь лет назад собралась инициативная группа из ребят, раньше употреблявших наркотики, и разработала универсальную – не медицинскую – реабилитационную программу. В её создании участвовал и мой покойный супруг Павел Фролов – он тоже раньше употреблял наркотики. Вместе с друзьями, пройдя реабилитацию, они решили помогать себе подобным. Паша стал руководителем фонда.

Они долго искали место для реабилитационного центра – чтобы оно было изолировано от окружающего мира, но при этом чтобы там были условия для проживания и работы, поскольку трудотерапия – это одно из главных направлений реабилитации. Нашли такое место в посёлке Месью Княжпогостского района, в 70 километрах от Ухты. На тот момент в нём уже почти не было жителей. Местный глава фермерского хозяйства принял к сердцу проблемы наркоманов, и на базе его хозяйства и был образован реабилитационный центр. Фермер Александр Берёза до сих пор помогает нам всем, чем может, благодаря ему центр и держится.

– А в чём заключается реабилитация?

Удержать на краю бездны– Наркоманы проходят через трудотерапию и духовно-нравственное восстановление личности. Также у нас работает программа «Равный – равному». Те, кто стал употреблять наркотики со школьной скамьи, вообще не имеют никакой профессии, поэтому мы пытаемся их обучить каким-то элементарным навыкам труда. Они работают на полях, на ферме, в мастерских, учатся сажать и выращивать овощи, ухаживают за скотиной, доят коров. Со временем научаются тому, что может обеспечить собственное существование – навыкам столяра, плотника, электрика, дояра, водителя. При этом ребята сами устраивают свой быт: убирают за собой, готовят себе кушать.

– Чем ваша программа реабилитации отличается от программ других центров?

– Прежде всего тем, что к каждому наркоману приставлен наставник – человек, уже прошедший процесс реабилитации и отказавшийся от наркотиков. И вот он своим личным примером пытается помочь избавиться от этого недуга своему подопечному. Ни для кого не секрет, что наркоманы – кочующие ребята, постоянно переезжают с места на место: в одном городе пожили, в другом. Между собой многие из них знакомы ещё до момента попадания в наш центр. Приехав сюда, они видят своего знакомого в состоянии трезвости, начинают его расспрашивать: «А сколько ты не колешься?» Поражаются, что человек три месяца, полгода не принимал наркотиков. И этот пример срабатывает. «Если он смог, то и я смогу отказаться…» – делают вывод. Все, кто прошёл нашу программу полностью – а она занимает целый год – потом избавляются от зависимости. Но проблема в том, что только 50-60 процентов из всех приехавших проходят её до конца. Остальные не выдерживают, покидают наш центр. Мы их не держим…

– А почему именно год длится реабилитация?

– Это связано с тем, что в разное время года наркоман чувствует себя по-разному. У кого-то депрессия обостряется весной, у кого-то осенью или зимой. И необходимо, чтобы каждый сезон наркозависимый пережил в центре и научился преодолевать эти периоды обострения депрессии, не прибегая к наркотикам. Сейчас у нас реабилитация длится десять месяцев, плюс два месяца – это адаптация в городе, уже в специальных адаптационных центрах. Такие у нас есть на сегодняшний день в Ухте и Воркуте. Со временем мы стали понимать, что социализация вылечившихся тоже важна, просто необходима. Это тоже очень большая проблема – возвращение из реабилитационного центра в социум.

Как правило, все бывшие наркоманы, прошедшие у нас реабилитацию, потом снова создают семьи или восстанавливаются в родительских правах, становятся полноценными членами общества. Глядя на них, и не скажешь, что когда-то были под властью наркотиков. И знаете, из них получаются замечательные родители! Многие становятся многодетными отцами и матерями. Они знают цену жизни, видели тех, кто не прошёл курс реабилитации, стал снова колоться и в конце концов умер. Вот такие исцелившиеся наркоманы шагают по жизни семимильными шагами, хотят везде успеть, многого добиваются. Очень многие обращаются к вере, становятся христианами. Это помогает им преодолеть себя.

– Неужели у них рождаются здоровые дети?

– Да, Бог милует, дети рождаются здоровенькие. Конечно, бывают у детишек какие-то проблемы, но такие, как и у обычных детей.

– Сколько людей одновременно может принимать ваш центр?

– До ста человек. В настоящее время там находится порядка 60-ти, летом будет 70.

– Статистику исцелённых ведёте?

– Прежде этим не занимались, а недавно создали свой научно-исследовательский отдел. Итоги такие. За 8 лет работы центра около 300 человек прошло полностью реабилитацию и имеют стойкую ремиссию на три, пять и более лет – судя по тому, когда они к нам обратились. Это серьёзный результат. Если в июне 2011 года в республике было зарегистрировано 1103 наркомана, то 300 человек от общего числа – это уже 30 процентов. И это результат только одной организации.

– Откуда чаще всего к вам поступает наркозависимые?

– Наркомания есть во всех городах республики. Поэтому из каждого города в наш центр приходит приблизительно одинаковое количество. Это люди с 18 до 40 лет. Детей до 18-летнего возраста не имеем права брать, потому что у нас в стране нет нормативной законодательной базы, позволяющей работать с несовершеннолетними наркоманами нашими методами.

– Часто в СМИ приводится статистика, что наркоман в среднем живёт пять лет. Правда ли это? И были ли у вас такие случаи, чтобы человек, 8-10 лет принимавший наркотики, потом смог от них отказаться?

– Здесь нужно понимать, о каких наркотиках идёт речь – растительного происхождения или синтетического. Если мы говорим о дезоморфине (так называемом «крокодиле»), которым у нас поражена вся республика, я бы не сказала, что человек, употребляющий этот наркотик, может прожить 5 лет. Некоторые и года не живут. Умирают от передозировки, а кто-то сразу же начинает гнить очень сильно и погибает в мучениях. Но есть исключения, когда дезоморфином люди и пять лет колются. От организма человека тоже многое зависит. Те, у кого есть деньги на растительные наркотики (допустим, героин), живут дольше. У нас были такие, кто 12 лет кололся, прошёл реабилитацию и смог встать на путь исправления. Один 35-летний мужчина имел большой срок зависимости. Начинал с сильного героина, потом кололся дезоморфином. Когда он поступил к нам на реабилитацию, у него гнила челюсть, имелся целый букет болезней. Но прошёл реабилитацию, женился. Сейчас учится в Ухтинском университете, работает, занимается спортом и является координатором нашего фонда, помогает другим наркоманам избавиться от зависимости. Случай, конечно, уникальный, но он показывает, что избавиться от наркозависимости и стать нормальными людьми возможно. Главное, чтобы было желание изменить свою жизнь.

– Наркоманы говорят, что сегодня любой наркотик можно достать на любом перекрёстке в городах республики. Это действительно так?

– Практика показывает, что если человек захочет достать дурману, то он достанет его даже в местах лишения свободы. А насчёт каждого перекрёстка – это преувеличение. Часто наркоманы сами себе изготавливают наркотики – тот же дезоморфин. Его же можно приготовить в домашних условиях, если недобросовестный аптекарь продаст необходимые составляющие. А вот героин добыть очень сложно. Да он и очень дорог. Наверное, поэтому 80 процентов наркоманов нашей республики колются дезоморфином.

– Анна Александровна, насколько знаю, вы также занимаетесь профилактикой наркомании?

– Да, мы много ездим по сёлам и районам нашей республики, встречаемся с молодёжью, беседуем. С нами ездят бывшие наркоманы – рассказывают о себе, о своём печальном опыте. Показываем фильмы о вреде и опасности наркомании. Большую работу ведём и в местах лишения свободы, поскольку там много тех, кто сидит по 228-й статье – за изготовление, употребление и сбыт наркотиков. У нас строго целевая аудитория. Например, в школах выступление бывших наркоманов, которые прошли реабилитацию и отказались от наркотиков, может быть соблазном. Дети ведь ещё не знают этой проблемы, подумают: вот он смог отказаться – и я смогу, так что чего бояться-то, попробую. А «пробовать» ни в коем случае нельзя, от одной дозы может наступить зависимость!

– Как получилось, что вы стали директором фонда? Это непосильная ноша и для здорового, сильного мужчины, а вы такая молодая и хрупкая женщина. К тому же сами не имеете опыта наркомании.

– Наркотики употреблял в течение пяти лет мой муж – ещё до нашего знакомства. Так что эта проблема и меня коснулась. Сначала директором фонда был он, но год назад Павел погиб в автокастрофе, когда ехал по делам фонда в Сыктывкар. И пока мы занимались организацией похорон, ездили в морг, я для себя решила, что буду продолжать дело мужа. В память о нём – потому что любила, мы ведь очень хорошо жили… Мне не всё равно, когда гибнут от наркотиков люди, наши с вами дети, когда вымирает наша страна. Проблема наркомании, алкоголизма – это и моя боль. Я сказала об этом ребятам, с которыми Паша работал. Меня поддержали. И вот как-то так всё решилось, я стала руководить фондом.

– Это основная ваша работа? Она ведь отнимает уйму времени и сил.

– Помимо общественной деятельности, я работаю юристом в одной частной компании. Нам, общественникам, в любом случае приходится работать, ведь нужно что-то кушать, на что-то содержать семью.

– Несмотря на то, что и правительственная программа по борьбе с наркотиками вроде бы существует, и общественность этим занимается, наркоманов становится всё больше. Какие кардинальные меры нужно принять, чтобы справиться с этой проблемой?

– Пока у нас до каждого человека не дойдёт, что от него тоже многое зависит, ситуация не изменится. Вот пример. Заходишь в магазин; папа, мама с ребёнком стоят в очереди. Малыш просит какой-нибудь чупа-чупс, который стоит пять рублей, – а папа вместо этого покупает себе двухлитровый баллон пива или бутылку водки. А очередь как стояла, так и стоит – никакого порицания, как будто так и надо. Я, например, на такое всегда реагирую. Обязательно скажу родителям, какой пример они показывают своему ребёнку и к чему в конечном итоге это может привести. Потому что сначала ребёнок, глядя на родителей, начинает курить, потом пить, а потом пробует наркотики… А в конце концов кончает свою жизнь под забором.

То же самое говорят и сотрудники ФСКН России: «Только все вместе мы можем победить эту проблему».

Беседовал Евгений СУВОРОВ
Фото из архива А. Фроловой

Источник: Газета «Вера»-«Эском»

Возможно вам понравится...

  1. Катя:

    А кто сейчас руководит фондом?

  2. admin:

    Анна Фролова

Добавить комментарий